Дорога в ресторан. Фрагмент 8. Впервые за барной стойкой

Blog/Blog/blog_dvr8.jpg

Дорога в ресторан
Фрагмент 8. Впервые за барной стойкой
#сергеймироновистории

Заканчивалась учеба на первом курсе, приближались летние каникулы. Этот год мы с супругой очень активно тратили деньги, которые я отложил во время работы в палаточном городке: отпраздновали свадьбу, купили мебель, съездили на море, ни в чем себе не отказывали… В общем, осталось у нас на все про все восемьсот долларов. Беречь последнее мы не стали, вместо этого поехали на рынок и купили чудесного щенка бульмастифа.

А пока надо было зарабатывать деньги, и я снова пошел в продавцы – в продуктовый магазин на площади Революции, рядом с «Метрополем». Устроился туда банально: по объявлению. В магазине я познакомился с Максом, своим напарником; о нем будет еще немало сказано.

Романтики палаточного городка не было и в помине: я просто ходил на работу. Проходимость в магазине бешеная, часто стояла очередь. Никакого кассового аппарата у нас не было: деньги мы складывали в коробку из под сигарет, которая стояла глубоко внизу, упрятанная под разные ящики и коробки. Просто так до нее было не дотянуться.

И однажды эту коробку, набитую деньгами, увели прямо у меня из-под носа.

Дело было так. Макс отлучился, в магазин зашли двое. Один отвлек меня – он перебрал весь сыр, подозвал меня и попросил достать самый дальний кусок. Помню, что напрягся: «Что-то долго пацан выбирает…» и почти сразу же краем глаза увидел, как второй человек ныряет под прилавок и выбегает вон со всей моей кассой. Сдуру я не побежал его догонять, а вцепился в «разводилу»; тем временем мои деньги были уже далеко. В три секунды я лишился огромной суммы, в несколько моих зарплат.

В этот момент в павильон вернулся Макс, оценил обстановку и проговорил: «Ну что, мы оба виноваты». Мне это показалось очень порядочным поступком, я сразу почувствовал к Максу симпатию. Много позже мне стало ясно, что признать себя виноватым его заставила вовсе не порядочность… Но понимание пришло гораздо позже, а пока мы всерьез сдружились на почве общей крупной неприятности. В течение нескольких лет я двигал Макса за собой, помогал ему с работой… Позже расскажу, что из этого вышло.

Потом этот павильончик снесли, и на его месте открылся обувной магазин. Меня как образцового работника перевели в него, а Макса турнули, и он пропал куда-то. Я все ждал, когда же в обувном начнется какая-нибудь интересная денежная история, а она все не начиналась, и мне стало скучно. Собрался уходить.

И тут в гости зашел Макс, очень довольный жизнью. Сообщил, что работает в баре и чувствует себя прекрасно, только вот сменщик что-то не вышел сегодня. Не соглашусь ли я подменить? Дело нехитрое, если не спать на ходу и соображать.

Мне стало любопытно. Я приехал в бар. Это было замечательное маленькое заведение; очень может быть, что оно существует до сих пор. Находился бар рядом с Павелецким вокзалом. В смену работало здесь всего три человека: повар, бармен и официантка. В баре стояло около пятнадцати столиков. Можно было быстро и вкусно перекусить, выпить водки или пива. Меню выглядело очень прилично, я и тогда был приятно удивлен, и сейчас вспоминаю с удовольствием. Позиций в нем было немного, но каждое блюдо – продуманное, очень вкусное, порции большие. Запомнилась свинина во фритюре с каким-то соусом. Впрочем, в последние несколько лет я питался на работе в основном всякой дрянью, порой ел холодную тушенку прямо из банки, запивая фантой, так что неудивительно, что нормальная добротная еда оставила такое впечатление.

В общем, в тот же день я вышел на работу, а поскольку сменщик Макса так больше и не объявился, то остался еще на несколько дней; а потом еще на несколько; а потом вдруг понял, что все это дело мне… очень по душе!

Поначалу я совсем ничего не знал и не умел. В моей смене была официантка – молоденькая девчонка, младше меня, которая мне страшно дерзила. Но я стойко терпел, потому что она за меня делала всю работу в баре и объясняла, как наливать колу, как подключать бочки и прочее и прочее. Я ничего не знал – как наливать, как пользоваться мерником... По сути, та девчонка стала моим первым наставником. Она была очень шустрая и успевала везде: и в зале, и за моей барной стойкой; и клиентам успевала блюда подавать, и на меня покрикивать за непонятливость, и объяснять, как тут все устроено. Очень меня раздражала ее дерзость, эта мелочь по-настоящему мне хамила, но без нее я бы не справился.

На четвертый день, когда стало ясно, что я всему научился, я в жесткой форме выдворил ее из бара и наконец-то начал работать самостоятельно. Вскоре в моей смене появилась новая официантка – Яна. И с ней наступило полное взаимопонимание во всех рабочих вопросах.

Нас, барменов, было трое: Макс, я и Антон, и каждый из нас работал в паре со своей официанткой. Моя нахальная «наставница» перешла в смену Антона.

В этом баре я учился не хуже, чем в институте: изучал спрос, тестировал напитки, наблюдал за гостями, их настроением и поведением. Потом затеял целую историю с коктейлями: находил интересные рецепты, читал справочники, учился смешивать, экспериментировал с ингредиентами… Словом, увлекся. У меня появились «свои» посетители, они приходили именно в мою смену – выпить-поговорить.

Так мы проработали несколько месяцев. А потом хозяин бара занялся еще одной, более крупной точкой: ФОК (физкультурно-оздоровительным комплексом) ЗИЛа – и, конечно, всю команду перетащил за собой. Для меня смена места совпала с первым карьерным ростом: владелец назначил меня старшим по бару. Макс стал моим первым подчиненным; я учился взаимодействовать с ним.

Клиенты в спорткомплексе были довольно однообразные: бандиты обыкновенные в ассортименте. Их там вечно толпилось приличное количество. Макс и раньше имел с ними дело, ему было привычно и комфортно. Мне – не очень: с бандитами сложно было выстроить какие-то разумные отношения без явного подчинения, а по-другому я не привык. Конечно, они приходили туда отдыхать, а не устраивать разборки, и все же ребята были жесткие, нахальные. Каждую секунду готов был выстрелить в чью-то рожу из газового пистолета, который я держал за поясом, и дернуть оттуда.

Основную выручку комплексу давали проститутки, без них не обходился ни один вечер, сауны не пустовали. Наше заведение тоже было вполне востребовано (сауны оно также обслуживало). Однако потом для нашего владельца настали не самые приятные времена: он не удержался в спорткомплексе, ему пришлось вернуться на Павелецкий, но и там он долго не проработал. Бизнес пришлось продать.

Новый владелец, Вараздат Андроникович, оказался мужиком серьезным и упертым, решил сам во все вникать. Сначала он уволил Антона (давно пора было). Потом поставил кассовый аппарат и заставил меня пробивать каждую рюмку, что мне совершенно не подходило, а для верности приставил ко мне девушку-администратора, чтобы приглядывала. Я попытался пояснить, что у нас очень большой поток гостей и выбивать чеки просто некогда, - не сработало. Раздосадованный, я стал изучать аппарат и нашел режим, при котором касса начинает выбивать в минус, так, что к вечеру новый хозяин еще остался мне должен. Он так и не понял, почему так вышло; решил, что аппарат дурит, но найти «поломку» не смог, а работать со мной уже, конечно, не хотел.

Толкаться в маленьком баре у вокзала было уже неинтересно и мне. Настало время устроиться в место посерьезнее.

Наверх