Дорога в ресторан. Фрагмент 7. Как я не стал судьей

Blog/Blog/blog_dvr7.jpg

Дорога в ресторан
Фрагмент 7. Как я не стал судьей
#сергеймироновистории

В далеком прошлом остался мой страх перед армией - выживших в общаге вообще мало что пугает. Пожалуй, я бы не возражал против службы, если бы только понимал, зачем это надо и кому именно я отдаю свой гражданский долг. Советский Союз исчез. В начале девяностых в армии царил беспредел, армия была нищая, армия была уделом неудачников, не сумевших увернуться, армия потеряла свои идеалы, и я искренне не понимал, что мне делать в таком неприглядном месте. Если бы молодость пришлась на другие времена, я пошел бы служить охотно, с интересом. Тогда же два года службы виделись мне какой-то непонятной, абсолютно бессмысленной тратой жизни. Словом, отдавать долг российской армии в мои планы не входило, поэтому я стал думать: не простит ли страна мне как-нибудь этот долг? Стал изучать вопрос.
На территории России я проживал с 1990 года. Советский Союз прекратил свое существование в 1991 году, и все, кто проживал в этот момент на территории России на постоянной основе, с постоянной пропиской, автоматически стали гражданами России. Я жил в общежитии, то есть не постоянно, а временно.

Отправился в паспортный стол:
– Я правильно понимаю, что в моей ситуации мне вкладыш о гражданстве не положен?
– Можно сделать, а можно и не делать… – девушки-паспортистки очень удивились такому вопросу.
– Раз можно не делать, значит делать не будем. Большое спасибо!
Следующим пунктом был военкомат.
– Здравия желаю! Пришел за приписным свидетельством, прошу выдать на руки.
– С какой это радости?
– С такой, что по закону не положено. Я не гражданин Российской Федерации, мое приписное не может находиться в российском военкомате.
– А где ж ему быть?
– Как где? В Азербайджане – я там родился. Выдайте мне его на руки, я отвезу. По-другому никак, серьезно. Я не гражданин вашей страны, вкладыша о гражданстве не получил, в общежитии проживал временно...
Контраргументов не нашлось. Мне выдали мое приписное, и с тех пор военкомат меня не беспокоил.

Гражданином Российской Федерации я стал много позже, когда закончился призывной возраст. А тогда изучил Конституцию и узнал, что существуют люди без гражданства вообще: апатриды. Они пользуются равными с гражданами Российской Федерации правами, но несут чуть меньше обязанностей, в частности... не служат в армии. Я решил, что мне это вполне подходит.

С другими аспектами жизни проблем из-за отсутствия гражданства не случалось, потому что никто не знал, что со мной делать. Препятствие возникло только однажды, когда я решил получить разрешение на ношение газового пистолета. Строгий полковник сурово посмотрел на меня и отказал: «Вы не гражданин, вам не положено». Я заходил с разных сторон, приводил разнообразные доводы, но он на все отвечал «Иди получай гражданство», и стало ясно, что не договоримся. Тогда я применил свой любимый метод: стал ходить в этот кабинет каждый день, проверяя, на месте ли полковник. На четвертый день его там не оказалось, зато сидела очень милая девушка, с которой мы душевно побеседовали о погоде и которая приняла мои документы. Вскоре разрешение было готово.

Вообще я очень люблю этот способ решения вопросов. Не нашел с человеком взаимопонимания – не дави на него, не ругайся с ним, не предлагай взяток, не унижайся. Просто дождись другого и договорись уже с ним.

***

В палаточном городке я проработал (а точнее было бы сказать – прожил, потому что в общежитие МИСиС я приходил только спать) немногим более года. Заработал кучу денег. Женился, переехал жить к супруге, и работа потихоньку сошла на нет. Пробовал то в одном месте, то в другом, даже в «Гербалайфе» обретался какое-то время – очень недолгое. А чего хотел – сам не знал, ни к чему определенному не тянуло. И вот вместо новой работы я как-то случайно… поступил в институт. Не то чтобы я мечтал учиться, однако понимал плюсы высшего образования.

У моей тещи была подруга, а у подруги – племянник. Однажды все они пришли к нам в гости, и племянник, тоже приезжий, сообщил, что сдал экзамены и поступил в Академию труда и социальных отношений, бывшую Высшую школу профсоюзного движения ВЦСПС. «А там еще принимают?» – поинтересовался я (начиналась осень). Стало любопытно. Я съездил в эту Академию и выяснил: очников всех набрали, вечерников тоже уже не берут, остались одни заочники, и экзамены для них – через три дня. Сотрудники вуза, впрочем, весьма сомневались в том, что мне светит хотя бы заочное: нормальные люди ходят на курсы, готовятся к экзаменам, занимаются, а тут приходит непонятно кто с улицы и рассчитывает так вот играючи поступить. Я поинтересовался: «Какие экзамены нужно сдавать?» «Сочинение, историю и право», – ответили мне. «Все сдам», – пообещал я и отправился в книжный магазин.

Купил Конституцию, учебник по праву и двухтомник «История России». Юристом я мечтал быть с детства, всегда очень любил точные формулировки, и у меня отличная память на такие вещи. Живя в общаге, практически выучил уголовный кодекс. Хоть сейчас могу воспроизвести наизусть любое определение из теории права, хоть и учил их больше 20 лет назад. Поэтому Конституцию мне достаточно было просто пролистать, да и остальные книги я вполне успел изучить.

В результате получил пятерки по русскому и по праву. А вот по истории схватил четыре балла: достался вопрос про культурное развитие России, я же при подготовке в основном упирал на политику (и тоже до сих пор помню всех князей и царей, каждую войну и переворот, даже удивительно). И вот со своими оценкам я пошел в деканат и попросился на вечернее.

Меня приняла суровая дама с синдромом вахтера и в просьбе категорически отказала: «Что за безобразие? Сдавали на заочное – идите на заочное. Вечерники уже месяц как учатся». Сам же декан принял мою сторону: я объяснил, что хочу нормально учиться, что у меня для этого есть все способности – быстро и успешно подготовился, могу хоть сейчас отвечать любой билет… И он отправил меня обратно к ворчливой даме, которой ничего не оставалось, как зачислить меня на вечернее. Но она «отомстила» мне позже: потеряла мой пэтэушный диплом, и его мне действительно жалко: выстраданный документ!
Итак, я перешел на вечернее, легко догнал и перегнал группу, стал отличником. Ни на какую работу устраиваться в том году не стал: только учился. Было действительно интересно. Разбирался в теории права, ходил в библиотеку, находил всевозможные оригинальные источники: не довольствовался цитатами. Курсовую работу про правоотношения написал такую, что потянула бы на очень хороший диплом. Словом, весь первый курс учился как проклятый.

Схватил только одну дурацкую четверку по римскому праву - из-за своего предельного нахальства: еще не дотрагиваясь до билета, сказал, что отвечу не готовясь, взял первый попавшийся и стал рассказывать. Я знал все наизусть, но если преподаватель хочет завалить, он всегда это сделает. Вот и нашел повод снизить балл.

На втором курсе и далее я уже толком не учился, использовал знания, полученные на первом курсе, успешно применял их до конца института. При этом постоянно получал очень неплохие предложения по работе. И если бы не случился в моей жизни один маленький бар на московском вокзале… кто знает, возможно, был бы уже судьей.

Припоминаю, как сдавал экзамен по гражданскому праву на последних курсах. У преподавателя была своя система отмеривания дополнительных вопросов: он смотрел на посещаемость. Студент отсутствовал один раз – получал один вопрос, отсутствовал дважды – два вопроса, и так далее. Пришел мой черед.

– Миронов, вы у меня не были ни разу. К вам будет МНОГО дополнительных вопросов.
– Может быть, я тогда сразу пойду отсюда?
– Нет, зачем же. Берите билет, готовьтесь.

Я сел, достал шпаргалку и начал списывать. Он подошел и отобрал ее у меня. Я уточнил:
– Если вы снизите оценку, то я все-таки пойду отсюда. Мне неинтересно дальше сидеть, я рассчитывал только на пятерку.
– Сидите. Пожалуй, я дам вам еще один шанс.
Отвечая на билет, я, само собой, постоянно уходил в тему правоотношений, которую знал назубок с первого курса. Он это чувствовал, пытался меня вернуть обратно. Но я знал теорию права наизусть и настолько плотно вплетал ее в гражданское право, что вернуть меня было сложно. В итоге он сказал:
– Ставлю вам пять. Кстати, я ведь судья. Не хотите ли пойти ко мне помощником? Редко сталкиваешься с таким студентом. Вы шедеврально выкручивались. Более того, я не могу даже придраться – вы ведь ответили на все вопросы. Хотите помощником?

Я с искренним огорчением ответил, что помощником никак не могу – ведь я директор ресторана (к тому времени уже был им).
– Зачем вам это надо? – не понял он. – Заканчивайте со своими ресторанами возиться и идите ко помощником, я из вас сделаю хорошего судью. В адвокатуру вам идти не стоит, потому что из адвоката вы судьей никогда не станете. Но стать судьей не каждый и сможет! Вы – сможете.

Был момент, когда я задумался над его словами: такая карьера была бы мне очень по душе. Однако, к счастью или к несчастью, – не пошел. Рестораны победили.

Наверх